Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Новости "Литературного кейса"


В разделе "Электронная библиотека" открыт доступ к сборнику произведений "Саяногорск литературный" (2010 г.) и книге писателя-публициста Олеся Грека "Весенние ступени".

 Приглашаем к чтению!


 Уважаемые друзья! Представляем Вам новый раздел "Вестник литературного объединения "Стрежень", где Вы можете посмотреть или скачать электронные версии газет, выпускаемые ЛО "Стрежень".


 Литературный хронограф

Именинники месяца

 2 мая

 Байкалова В.Е.

 5 мая

 Стефаненко И.А.

  11 мая

 Подковенко О.Ю.

 Дмитриев Р.О.

 18 мая

 Позднякова О.В.

  30 мая

 Ивлева Е.А.

 2 июня

Волошанин С.К.

11 июня

Веселова Н.В.

15 июня 

Шурышева И.В.

Дроздов В.Н.

21 июня

Пырин Г.М.

24 июня

Мерзлякова О.В.

29 июня

Иванов Ю.А.

30 июня

Козловский Н.М.

»
Мельникова Т.А.

Мельникова Т.А. (Дарья Дорина)

Об авторе

«Курятник» Дарьи Дориной

В январе 2016 года в издательстве «Бригантина» вышло в свет второе – дополненное издание сборника Дарьи Дориной  - «Курятник».

Как обозначает автор в подзаголовке, – это притчи для взрослых. В сборнике несколько глав, представляющих также стихи, тексты песен, а вот открывается он первой главой по названию книги.

Предвидя, что по поводу названия не избежать вопросов читателей, автор поясняет сразу: «,,,Персонажи такие в притчах-сказках подобрались – то курица, то петух, тема другая, но опять петухи и куры. Сделав такое открытие, автор удивился:«Целый курятник!». Но поздно было менять героев –  они обрели свою жизнь.

В конце концов, чем курица не героиня? Как яйца – так дай десяток, а как в литературу попасть, так – кышь, кышь, кышь?! И не всё же только классическим героиням – «курочке рябой», «чёрной курице» или «золотому петушку» нести бремя славы – современность требует развивать преемственность. Так себя автор утешил за недосмотр и назвал притчи и сказки в этой книжице «Курятником»!

Честно и прямо, без недомолвок, надеясь на благосклонность, во всём и признаюсь».

Первое издание сборника «Курятник» увидело свет в 2013 году (тираж – 200 экз.), он был с интересом встречен теми, кому повезло иметь этот сборник. И не удивительно, притча в современной литературе – жанр оригинальный, почти эксклюзивный, и хотя притча всегда учит, автор избегает назидания в своих произведениях, «учит» в них скорее интонация, чаще всего – с лёгкой иронией, за которой скрывается доброе сердце автора.

Впрочем, это уже попытка дать рецензию, а мы бы хотели ограничиться аннотацией.

Читайте и судите сами, уважаемые любители Слова! Представляем первую главу сборника.

 

Мать

Из ничего детёныши не берутся… и кто его знает, кто это яйцо отложил?

Лежит беспризорное, жаль – пропадёт! Обогреть надо!

Индюшка уселась, авось, вылупится, мой будет. Да сошла с гнезда, не вернулась. Почему – одной ей известно.

Селезень гнездо увидел – непорядок! Да утки нет. Посторожил, отступился.

Собака – и та службу знает, доводилось наседку стеречь. Погрел пёс яйцо телом день, второй, - нет хозяина! Карауль подольше – твоё, скажут, воспитывай!

Курица не прошла мимо: привычки свои передам, смену выращу!

Да и в самом деле: такой лопушок проклюнулся! Курочка землю разгребает, червя ищет, зёрнышки приносит, квохчет, за собой ведёт – пава!

 - Ко мне, моя цыпушка, ко мне!

- Куда, лапушка, куда?

 - Ах, куда ты, куда, куда?

- К-куда?  К-куда?  К-куда?

- Никуда! У бережка плаваю.

- К-куда? Не так! Не такой! Не воспитывается! К-куда?

- За островок плыву!

 - Куда- к? Куда-к! – раньше времени на бережке околела.

Все детки -  цыплятки гнезда утиного. Сердце матери – сердце курицы. В память о той самой, безрассудством решительной.

 

Золотые времена

(сказка-памфлет)

     Жили в городе старик со старухой. И дожили до золотых времён. У всех золото, всё блестит. А у старухи одна юбка осталась домотканая, ещё от матери перешла.

У старика последние портки износились.

     - А ведь нас мудрыми считали, - сказал старик, - как же так: мудрость пришла, а богатство из дома вон?

      - Да вишь, времена золотые, за всё золотом берут, а у нас его нет. Было бы у нас золото, я бы тебе, дед, золотые штаны купила! И не носились бы, и заплат не просили, а на эти уже заплаты некуда ставить.

     - Да, - говорит старик, -я бы тебе, бабка, из парчи-бархата халат купил, а то и золототканый: и блестел бы, и не снашивался.

     - Так вот, где его, золото, взять?

     - Ты любительница газеты читать, сделай милость, вычитай,  что про других пишут – про миллионеров.

     Стала старуха прилежно читать.

     - Ну, что, вычитала?

     - Про миллионеров пишут, да адресов нет, и про опыт их не сказывается.

     - Да, - говорит старик, - одна надежда была – опыта набраться.

     - Да ты не журись, ещё читай.

     Стала старуха ещё прилежней читать, своих газет мало, у соседей берёт.

     - Ну, что? Напала на след?

     - Да как сказать…

     - Для примера!.

     - Для примера пишут - фирма одна есть, червей разводят…

     - Раньше на фермах сами водились.

     - Да эти не наши, иностранные. Что ни съедят - золотом испражняются.

     - Нам бы такого! Хоть четвертинку! А что они жрут?

     - Навоз!

     - Совсем даром обходятся… Нам бы!..

     - Адреса нет.

     - Да ты ещё читай, может, на что нападёшь.

     - Вот, дед, пишут, - лягушек потрошат. В банки запечатывают, вместе с танками за золото идут.

     - Ишь, ты…

     - А вот – из ракет золото добывают…

     - А вот – из самолётов.

     - А эти всех перещеголяли! За гулящих девок валютой берут!

     - Ну, это не для нас, проехали.

     - Что тогда и для нас! До танков да ракет нам и вовсе не сподобраться.

     - Ты ещё читай  - про добрых людей!

      - Ой, гля… дед! Так и пишут: кур орловской породы выращивал. И адрес есть!

     Собрал дед остатки пенсии, курицу орловской породы привёз. Пестра, нарядна, а уж важна! Стали за курицей ухаживать. А курица снесла пару яичек – и перестала. Стыдно деду не столько перед старухой, сколько перед соседями. Чёрт дёрнул, он не только курицу всем показал, но и про золотые яйца растрезвонил. Может, такой крале на рацион харчей не хватает, стали соседи думать и кто что предлагать. Червяков рубленых, горошка зелёного, творожок, колбаски кусочек, сыру солёного…  Иной раз и деду с бабкой достанется, не пропадать же харчам. А курица как на грех и простых яиц не несёт.

     Стал дед втай от старухи в магазин ходить. Купит яиц, в ванной закроется,  бронзой закрасит штемпель-печать, в гнёздышко яичко подложит.

     - Видишь, - бабка радуется, - яйца уже с золотым пятнышком! Ничего, оправится курочка, обождём!

     Одна надежда жизнь поправить - золотых яиц дождаться. Эти – с позолотой , а на яичницу только годны.

     Бабке – надежда, а старику – ох! Пенсии на яйца едва хватает. Загорюнился дед.  А тут из столицы внучок в гости приехал. Первое дело – дед – курицей гордиться! Распахнул балконную дверь:  нашей рябушки отдельная комната!

     - А что ты, дед, двух не купил? Скучно ей!

     - Денег не было! Едва эту сторговал. На билеты потратился.

     - Да на петуха бы наскрёб! Откуда яйцам быть, да ещё – золотым?!

     А с соседнего балкона: - Ку-ка-ре-ку! Я помогу!.

          Хорошо – времена золотые. А по ранешным  – ни на одном балконе  петуха бы не найти.

 

С тех пор

     Решило яйцо курицу учить.

     Она встанет, она присядет, она бегом, - нейдёт яйцо!

     Но всё же курица не безпризорная тварь. Поймали, в чём дело – выяснили,

Тук-тук по яйцу, - оно и вытекло.

     Та цыпушка, что из яйца быть могла, на том и кончилась.

     С тех пор яйца курицу не учат.                           

 

Ко- ко- ко

     Объявила курица юбилей. Бог знает, когда она снесла первое яйцо, но решила: пора добрым словом прожитое вспомнить!  Тем более, что не все яйца съедены были, многие на приплод пошли.

     Все исхлопотались, курице помогая. А, видать, не следовало возноситься. Насест обломился, ветер зерно разнёс, буря сделалась, - корытце с водицей – перевернулось! А гости - вот-вот! Из соседней провинции генерал – петух золотопёрый!

      -Вах-вах-вах! – курица кричит.

     - Вах-вах-вах! – на забор влетела.

     - Курица наша ко-ко-ко говорила, а теперь – вах! – на дворе судачат.

     - Ты же ко-ко-ко  говорила, а теперь – вах! – курице кричат. – На юбилей идём, собираемся, - не ходить, что ли?

     Всё же разобрались, в чём дело, выяснили.

     - По зёрнышку соберём!

     - Из лужицы попьём!

     И так все захлопотали, что курица - ко-ко-ко! – говорить  стала.

 

Свобода

     Каждому бог ссудил разума… Лягушке – своё, зверушке – своё…  Голубь – к голубке, селезень – к уточке…

     А одна птица осталась у бога не определена, эксперимента ради была ей дана свободная воля. К кому прибьётся, пару найдёт, того облика станет окончательного.

     Известное дело: свобода! Да по божьей воле! Уж это закон! Все права!

     И вот летает птица неопределённая по белому свету, под стать пару ищет. К голубке пристала – не та! С воробьихой слетелась – не та! К одной, второй,

третьей…  Все одинаковые: чуть что – на яйца! Птенцов высиживать! До любви ли? У бога сроки кончаются, а птица – ни туда, ни сюда. А уж за каким оперением не гонялась!  Изрыскалась!  На себя не похожа, богом не узнаваема. Жизнь не в милость, а пары нет.

     Решила птица с небес спуститься, к земле поближе поискать. Влетела в первый попавший двор. А тут!..

     - Га-га-га!

   - Кря-кря-кря!

     -Ко-ко-ко!

     Приглянулась  птица хохлатая.

     Тут у бога и срок вышел. К кому пристал – с тем и будешь! Стала птица петухом называться. При курах жить. И то милостиво – не при одной!

Только вскоре на дворе переполох: от хохлатки пух да перья летят. За что, про что? Птица богом неопределённая старается, налетает с провором да с приговором:

     - Така же!

     - Така же!

     Смутные воспоминания об упущенных возможностях сказываются.

 

Лиса Яковлевна

(сказка-притча)

      Как зайдёт у нас речь о лисе, так и скажут: Лиса Патрикеевна. А я вам расскажу о Лисе Яковлевне. Трудно? Не выговаривается? И правильно. Лиса эта стоит того, чтобы имени её не произносить. А кто памятливый да осторожный, - пусть запомнит. Чтобы не попадаться.

     Лиса жила за лесом, ходила на охоту. Где мышку поймает, где птичку, зайца придавит…  А где и ей попадёт – еле ноги утащит, - всё по справедливости.

     Заметила лиса, что в одном месте, в лесу на большой поляне куры живут. Много кур. Тогда они ещё домашними не были. Переселилась лиса поближе и стала на кур охотиться. Подстережёт в кустах, съест, пух да перья по ветру развеет, а утром раскланивается:

     -Здравствуйте, куры! Соседи дорогие. Здоровы ли сами? Здоровы ли деточки?

     - Да вот, - отвечают куры, - вчера цыплёнок пропал. Крылья проверял, хорошо ли держат, летать учился. И вот нет его. А большой уже петушок был, с красным гребнем. Не видела?

     - Ах, беда! Досматривать за цыплятами хлопотно!  Ах!

     Переела лиса петушком, икает. «Як! Як!» -  получается. – Не видела.

     К вечеру лиса курочкой полакомилась. В кустах укараулила, съела, пух да перья по ветру развеяла. Утром соседей приветствует:

     - Здравствуйте, куры! Здоровы ли сами? Здоровы ли деточки?

     - Нет, лиса! У чёрной семейки курочки недостаёт! Славная была, только окрепла.

     - Славная! – говорит лиса, - ах, бедняжка! «Як! Як!» Лучше за детками смотреть надо.

     - Верно соседка нам говорит – смотреть надо! – куры меж собой соглашаются. – Назначим дежурным сторожем красного петуха.

     День стерёг стаю красный петух. Стерёг, старался, а на утро в его же семействе красная курочка пропала. А лиса тут как тут. – Здравствуйте, соседи! Уж сегодня-то всё в порядке?

     - Нет! – отвечают куры, - не доглядел сторож!

     - Ах! – говорит лиса, - видно, мало одного сторожа.  «Як! Як!». 

     - Дельный совет! – признала куриная стая.- Пусть завтра вместе с красным зелёный петух сторожит.

      Утром лиса тут как тут с приветствием, а в куриной стае новый переполох. Жёлтой курицы не стало. И хотя бы глупая, молоденькая была. Умной была, на самый высокий сучок на дереве спать устраивалась.

     - Як! Як! Як! – от лисы ответ.

     Старший петух собрал всех на совет. – Эдак пойдёт – никто из нас не уцелеет. Видно, мы, петухи, сторожа негодные.

     - Правда! Правда! – куры кудахчут, - летать – особенно не летаем. Бегать быстро – не бегаем. Хорошо только цыплят высиживаем, терпеливо.

     - А вы меня в сторожа возьмите, - лиса говорит, - ястреба не боюсь, бегаю быстро.

     Подумала стая, отчего счастья не попытать? Добрая лиса, вежливая, бегает хорошо, ястреба не боится.

     Стала лиса кур сторожить. День и второй, и третий – все куры целы. Но недолго лиса терпела, лишь пока авторитет зарабатывала. Для того ли в сторожа просилась, чтобы брюхо свело? Стали снова куры пропадать. А лиса: -Ах, напасть! И это – когда я бдительно сторожу!

     И то правда, куры соглашаются, - без тебя и вовсе погибель нам.

     Но заметил однажды старший -  пёстрый - петух, что у лисы морда в пуху. – Кук-реку! – закричал, - что это у нашего сторожа морда зелёная? Вчера у нас зелёный петух пропал!

     - Косточки да пёрышки я нашла, вам хочу показать, - лиса в ответ и привела стаю к старому пню за четыре поляны, где вчера косточки петуха оставила.

     Пёстрому петуху от всех и попало, чтобы сторожа недоверием не обижал.

     Пропал и синий петух. А пёстрый опять: - Что это у нашего сторожа на хвосте синие перья висят?

    - Думаешь, пёстрые лучше? – лиса в ответ и голову петуху к земле придавила. – Я, как мать родная, о вас забочусь, каждый день пересчитываю,  меня же и славить? За что?

     Со страху быть съеденным петух голос потерял и по этой причине старшим быть отказался. Уступил место розовому.

     Нельзя сказать, что куры после этого не терялись. Кукарекать стало некому. Да и лиса на время притихла. Как бы, думает, доходное место не потерять.

     Розовый петух, видя, что куры не пропадают, хвалиться стал:

     - Давно бы меня старшим назначили!  Вон как наша стая увеличилась!

     - Так это я всё лето на гнезде сижу, - безсменная наседка голос подала, - цыплятки и появляются!

     - А кто тебе советовал с гнезда не сходить? – лиса спрашивает.

     - Ты, матушка, ты! Все слышали.

     Досадно розовому петуху, что не хвалят его,- ладно, - думает, - докажу ещё свою бдительность.

     А тут белая курочка потерялась.

     - Кук-реку!- закричал розовый петух, - почему у нашего сторожа на загривке пух белый?

     - Думаешь, розовый лучше? – щёлк лиса зубами, хвать петуха за голову.

Подержала и выпустила.

     Розовый петух голос потерял, взлетел на дерево на ветку повыше и с тех пор вниз слетать отказался, с голоду умер, с ветки свалился.

   - Вот так вы теряетесь! С ума сойдут, спрячутся, пропадут! Брошу службу  -

голодной смертью помрёте,  на ветках отсиживаясь, - лиса всем говорит.

     - Не покидай, матушка! Что с него взять? Старый был, умом тронулся.

     Затаилась лиса на время, ждёт, когда пересуды смолкнут. Куры тут перестали теряться, да стали яйца пропадать.

     Куры к лисе – жаловаться, она с советом: - Пусть несушки с гнёзд не сходят, пусть петухи им зёрнышки носят, на гнёздах кормят. Каждая своё гнездо – в помощь мне и сторожит.

     Умным совет показался. А петухи с ног сбились, кукарекать забыли. С курами ссорятся. Лиса подловит петуха послабее – его и нет. Усмотрит курицу еле живую на гнезде, - та и с гнездом пропадёт. Что за напасть! – куры судачат.

     Тут спохватились, что вместо розового петуха старшим никто не определён, выбрали старшим серого.

     - Ах, нелёгкая должность! – лиса сочувствует, - помогай хорошо мне, сер-петушок!

     Серый петух рад стараться. И застал лису у гнезда, когда она несушку съела и яйцо в зубах.

     - Что это у нашего сторожа яйцо в зубах?

     - Несушка-гулёна с гнезда сошла, - лиса в ответ.- Хочу яйца сложить кучнее да травой прикрыть. И стала рыть, на гнездо сор набрасывать. – Я ведь и ваши привычки переняла, о вас заботясь, грести научилась. «Як! Як! Як!».

     А петух своё: - Знаю я тебя, Яковлевну! Кук-реку!

     Надо лисе доверие восстановить, роет она землю, приговаривает: - Да я же

как мать родная…   я же… курица!

     - Где же это видано, чтобы лиса курицей была? Кук- реку!

      -  Я же сторож… отец родной!.. – а сама, знай, лапами гребёт. На крик петуха стая сбежалась. Лиса на яму, что вырыть успела, показывает: - Вот вам, глупые куры, новый способ кладку сохранить. Яйцо в яму – и загребайте!

     - Кук-реку! – закричал пёстрый петух, - Бла-го-де-тель-ни-ца!

     - Что бы вы без меня делали!

     Когда же сказке конец? Похоже, лису не остановить в её желании быть среди кур за сторожа? С курицей в зубах оправдается. Так и было! Всю стаю лиса извела, слывя праведницей. До того отъелась, что поленилась зубы покрепче сомкнуть, последняя курица и выпорхнула. Да так с перепугу высоко взлетела, что в Австралию перемахнула. Там на острове Кенгуру, на Кокосовых островах да и по соседству с ними – включая  материк,  и живут дикие куры, прозванные сорными. Их пра-пра-пра-далёкая бабушка – наша пеструшка, что от зубов лисы уцелела,  положила начало роду сорных кур, усвоив урок лисы, как цыплят выводить.

     Наказала  пеструшка на вечные времена – не приглашать в сторожа и няньки безсовестных лис. Не перелетать через моря-океаны в наши леса, на их далёкую родину. Вот и нет у нас сорных кур

     А наши домашние от других пошли, прибившихся к человеку.

 

Не толерантный петух

                                 (басня)

Толерантным быть учили наши куры петуха.

А известно: куры - дуры, в чём не ведают греха.

Ладно, - буду толерантным, - заявил на то петух,

Он, хотя бывал азартным, но пред курами потух.

Толерантный дух почуяв, тут наведался индюк:

- Возле кур похлопочу я, ты мне, Петя, - лучший друг!

Зоб набьёт на дармовщину, хвост короною горит!

- Это что за чертовщина! – Петя как-то говорит.

Но известно: куры – дуры, толерантным быть велят,

- Утончай свою натуру! – дружно Пете говорят, -

Нынче правила другие! Ишь, завёл себе гарем!

- Куры-муры, дорогие, ведь не пью я и не ем,

Горлодёром был, конечно, - защищался! Это так.

Но теперь – схудал телесно и топчу вас  - натощак…

- Ох, подумаешь – заслуга! Может это и индюк! –  

Говорит ему подруга, разжигая в Пете дух.

Кукарекнул Петя гневно: - Воскрешаю честь свою!

Бьюсь теперь хоть ежедневно в этом праведном бою!

… Ковылял индюк без глаза и коронного хвоста.

Толерантности зараза разгулялась неспроста!  

 

Сказка про думу курочки Рябы

Курочка Ряба яичко снесла,

Глянь – а простое, опять не до сна.

Было ж когда-то златое яйцо!

Что эту чёртову мышь занесло!

Бабка теперь бы пошла на базар

И разменяла на баксы товар.

Постные щи не варила б теперь,

Да и других избежала потерь.

 

Бабка схуднула и дедка поник,

Зря ли теперь я печалюсь о них?

Ведь голодуха! Помрёт же старуха,

Да и меня одолела поруха.

Счётом яиц хоть и вышло до ста,

Только теперь облысела с хвоста.

Ряба горюет: уж взор мой потух.

Где тот теперь окаянный петух?

 

Только и вышло – одно золотое,

Где вот теперь раздобыть мне такое?

Видно, пошли уж не те петухи,

Тут околеешь с одной лишь тоски.

Вон за забором-то терем стоит,

Там и у пса респектабельный вид.

В щёлочку там не проскочит блоха,

Видно, сманили туда петуха.

 

Видно, плевали на божеский суд.

Яйца златые там куры несут.

Баксы сгребают за красный товар,

Яйца  возьмут  и скорей –  на базар.

Наша хатёнка вот-вот упадёт,

Бабке на помощь никто не идёт.

Курица Ряба  - куда-х, да куда-х!

- Ах, петуха упустила я, ах!

 

Что с неё спросишь – наседка проста,

Яйца едва досчитала до ста.
Да и кого той наседке винить,

Что уж и ей – и не есть, и не пить!

Ведь не добудешь зимой червяка,

Вот и совсем опустились бока.

Верно, что видит высокий забор,

(Бабку и дедку он просто подпёр!)…

 

Словом, проблемы тут все налицо,

Было бы только златое яйцо!

Был бы вот тот окаянный петух,

Ух и зажили тогда бы мы!  -  Ух!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Яйца простые лишь куры несут,

И златоносные жилы не тут.

Кто этой Рябе подскажет ответ?

Или его и на свете-то нет?

07.03.15 г.

 

 Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены

 

Поделиться в социальных сетях