Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Новости "Литературного кейса"


В разделе "Электронная библиотека" открыт доступ к сборнику стихотворений Тамары Панфиловой "Мой берег" (2014 г.)

 Приглашаем к чтению!


Министерство культуры Республики Хакасия, Автономное учреждение Республики Хакасия «Дом литераторов Хакасии» и Хакасская региональная творческая общественная организация «Союз писателей Хакасии» объявляют  Республиканский литературный конкурс для молодых авторов «Радуга талантов» в номинациях: поэзия, проза, драматургия. 


 Уважаемые друзья! Представляем Вам новый раздел "Вестник литературного объединения "Стрежень", где Вы можете посмотреть или скачать электронные версии газет, выпускаемые ЛО "Стрежень".


 Литературный хронограф

Именинники месяца

1 января

Бавыкин В.Г.

5 января

Гордеев Ю.А.

13 января

Панфилова Т.И.

22 января

Лемесева О.Н.

26 января

Ешина З.Н.

30 января

Юнгблюд Э.С.

31 января

Мельникова Т.А.

Мастер слова

1. Батц, Г. Соломонов крест :  рассказ. – Абакан :  Изд-во Хакасского гос. университета им. Н. Ф. Катанова, 2004.  –  32 с.

 Случай, описанный в рассказе, произошёл на самом деле. Автор был не только свидетелем, но и участником его. Ему посчастливилось жить среди истинных северян - «сельдюков»-людей честных, открытых, отзывчивых на чужую беду. О них и написан этот рассказ.

 

 

 

2. Батц, Г. Твой дом : повести и рассказы. – Абакан : Изд-во Хакасского гос. университета им. Н. Ф. Катанова, 1998. – 204 с.

 Твой дом – это земля, на которой ты родился, это церковь, где крестился, это изба, где ты рос и жадно впитывал всё происходящее вокруг. В твоём доме живут разные люди. И каждый человек замечателен по-своему. Открой эту книгу - заходи смелее в дом, знакомься с обитателями…

 

 

 

3. Батц, Г. Где Макар телят не пас: новелла-памфлет. – Абакан : Издательство Хакасского гос. университета, 1997. – 57 с.

В суматохе буден нам некогда задуматься над тем, что происходит с нами. Герою этой книги «повезло» – он оказался в ситуации, которая позволила ему отвлечься от земных забот и осмыслить происходящее, ответить самому себе на многие вопросы, которые давно подспудно томили его душу…

 

 

 

5. Батц,  Г. 1418 и ещё один день: Автобиографические очерки.  – Абакан,  2003  –  296 с.

 Книга эта – памятник жертвам Великих переселений народов страны Советов в двадцатом веке от Рождества Христова и добрым сибирякам, северянам и среднеазиатам, принявшим в свою семью спецконтингент на своей благодатной земле.

 

 

 

6. Батц, Г. Степан Родин: Роман. – Абакан,  Дом литераторов Хакасии, 2013. – 259 с.

«Степан Родин» – роман о жизни молодых людей в годы Великой Отечественной войны, о большой любви, героическом труде жителей Сибири и Крайнего Севера.

 

 

 

 

7. Батц, Г. Большой аргиш : повесть и рассказы. – Абакан : Изд-во Хакасского гос. университета, 1997. – 224 с.

Эта книга – о Севере. О бескрайних просторах северного Красноярья. О заснеженных тайге и тундре. Но отнюдь не о «белом безмолвии», ибо эти просторы наполнены интересной, многогранной, полнокровной жизнью.

Эта книга – о людях Севера: кетах и селькупах, русских и грузинах… О тех, кто даже в годы военного лихолетья не пал духом, стал частью этой суровой природы…

 

 

8. Г.Г. Батц – писатель-сибиряк.(к 80-летию со дня рождения): биографический сборник. – Абакан :  Хакасское книжное издательство, 2008. – 68 с.

В сборнике представлены воспоминания коллег по писательскому цеху о Генрихе Батце, а также рассказы автора «Илькина борозда», «Удел», «Башня в небо».

 

 

 

 

9. Батц,  Г. Водоворот (Енисейские были). Книга первая–Абакан, : Изд-во Хакасского гос. университета им. Н. Ф. Катанова,1999.  –  368 с.

Действие этой книги разворачивается на севере Красноярья, охватывая небольшой, но полный драматизма отрезок времени из истории нашей страны – годы перед Октябрьской революцией.

 

 

 

 

10. Батц,  Г. Водоворот (Енисейские были). Книга вторая–Абакан, : Изд-во Хакасского гос. университета им. Н. Ф. Катанова,1999.  –  318 с.

Приенисейский Север охвачен огнём гражданской войны. Тяжёлые испытания выпали на долю героев этой книги. В борьбе за лучшую жизнь некоторые из них гибнут, другие духовно закаляются и с завидным упорством стремятся к светлой цели…

 

 

 

11. Батц,  Г. Из века в век. Повести. – Абакан : Хакасское  книжное издательство, 1994. – 256 с.

Увлекательные, захватывающие повести уводят читателя то в камеру приговорённых к смерти, то на Крайний Север, то в глухую тайгу. Из века в век длится борьба человека со злом, изо дня в день ищут люди свой путь в жизни. Книгу с интересом прочтут и взрослые, и подростки.

Читать книгу...

 

 

12. Батц, Г. Северная робинзонада // Современная сибирская повесть. – Красноярск: Издательство «Буква С», 2015. – с. 3-131.

Несколько лет Мирон Потапов прожил в тайге, не ведая о том, что идёт война…

 

 

 

 

 

Отзывы

Авторский стиль и орфография сохранены

  

  Сегодня - 16 января 2014 года я, наконец, дочитала книгу Генриха Батца «Степан Родин». Впечатления у меня очень и очень волнительные…

   Во-первых, спасибо всем кто принял участие и довел это произведение до читателя. Спасибо!

   Во-вторых, книга достойна мирского круга читателей, уверена, что она не может оставить никого равнодушным.

   И, в-третьих, сплетение судеб, событий на протяжении 10 лет вокруг Степана Андреевича Родина. Захватывают с первых страниц и уже не отпускают тебя. Читаем и очень ярко представляем не только север, но все картины бытия героев.

   Определенные моменты в книге меня то и дело возвращали в жизнь моих родителей. Участники войны, трудное послевоенное время, и стремление к лучшей жизни.

   И то, что пережил герой книги – вызывает глубокое уважение и восхищение.

   В один из самых трудных моментов жизни для Степана читают стихи Некрасова:

«И только теперь в руднике роковом,

Услышав ужасные звуки,

Увидев оковы на муже своем,

Вполне поняла его муки.

Он много страдал, и умел он страдать!

Невольно пред ним я склонила колени-

И, прежде, чем мужа обнять,

Оковы к губам приложила!»

Читайте, читайте «Степана Родина»!

С уважением, Хайлова Надежда,

общественный деятель

 

***

    Эльвира Андреевна. Второй раз читаю книгу твоего брата «Из века в век», и каждый раз испытываю огромное наслаждение от встречи с умным писателем, талантливым, интересным человеком, близким мне ( да и не только мне, безусловно) по духу, по восприятию мира, жизни.

     Это тонкий психолог. Поражаемся его умению чувствовать переживания героев так как будто каждый персонаж раскрыл перед ним свою душу.

     Кажется он пишет о себе. Так ярко рисует картины жизни и одинокого «Робинзона- Мирона»(«северная Робинзонада»), и тюремных затворников – целую вереницу несчастных живых (до времени) людей с неповторимыми, необыкновенными судьбами. (во второй повести «Из века в век») Он видит насквозь душу человека, и нигде нет фальши, надуманности.

     Писатель умеет слиться с образом, понять, что должен чувствовать человек в такой обстановке, атмосфере. Тот же, мирон одинокой, кажется забытый всеми, показан человеком высокой нравственности. Все это нарисовано, написано с таким эмоциональным настроем, что последние страницы этой повести – причитания героя с базой, с Зосей невозможно читать без слез.

     Такие произведения  мог написать только человек, одухотворенный патриотическими чувствами, главное, любовью к людям, простым сибирякам, труженикам. И суровую сибирскую природу можно описать так, только полюбив ее всем  сердцем.

      Много можно было бы еще сказать  об этом писателе.

      И в конце, прочитав другие его книги, думаешь: «Какой же ты прекрасной души человек, Генрих Батц!». И как счастливы были, наверное те, кто жил рядом и общался с этим человеком…

 Май, 2012

 

***

ПОЧУВСТВОВАТЬ ЖИЗНИ ПОЛНОТУ

запись в книге отзывов с персональной выставки Генриха Батц

   Он пишет картину: Лес. Смеркает. На пригорке разбитый пень. На небе тучи... Угадай, - спрашивает, - как называется? Наверное, что-то экологическое. Нет, - отвечает, - автопортрет. А знаешь, почему? - Присматриваюсь и говорю: «Знаю».

   Генрих Батц - человек уникальный. В свои семьдесят с небольшим он пишет, рисует, играет на музыкальных инструментах. Рассуждает буквально на все житейские темы. Четко аргументирует свою точку зрения.

   Писать, рисовать и музицировать начал он очень рано: в десять-одиннадцать лет. Во дворце пионеров города Энгельса посещал кружок рисования и играл в оркестре народных музыкальных инструментов. В свободное время сочинял коротенькие рассказы «в стол». Описывал различные звуки: шум воды, шелест листьев, пение птиц. Во всем ему чудилась музыка, запечатлеть, которую, ему хотелось почему-то на бумаге. (Разве это не дар Божий! - прим. автора).

   Однако события 41-года не дали талантливому мальчику совершенствоваться. В 13 лет он вместе со своей семьей, поволжскими немцами, попадает в Красноярский край, село Шарыпово, а потом и на север - в Туруханск. То время, никого не щадило. Не смягчило участь семьи Батцев и то обстоятельство, что его отец, тоже Генрих Батц, служил добровольно в первой конной у Буденного. Тогда считали: если ты - немец, то ты уже и есть враг.

   После реабилитации Север Батца не оставил. Он стал его вдохновителем, лекарем и родным домом одновременно. «Воздух на Таймыре в двадцать два раза чище, чем на Кавказе,- не в шутку уверяет он меня, - там для сердечников и туберкулезников самый курорт Я за свою жизнь столько болячек заработал. Туберкулез был. На инвалидность переводили. Сердчишко пошаливало. А как на Север зачастил, так и вылечился. И другим рекомендую».

   Меня, как здравница,  край суровый совсем не привлекает. Он сильных любит и выносливых, а я - не из таких. Однако то, что Батц наваял под впечатлением увиденного вызывает   восхищение и восторг. Масса литературных произведений: рассказы, повести, романы. «Северная робинзонада», «Из века в век...», «Большой Аргиш», «Водоворот». Всего не перечислишь.

   «Я почему писательство не бросил»,- продолжает мой собеседник,- «Север не дал. Он возбуждает и вызывает стресс. Для того, чтобы писать - нужен стресс. Я там таких людей встречал! Они Сталина помнили, когда он в ссылке был. Живая история.

   Так, например,  «Водоворот» родился. (Действие романа разворачивается на севере Красноярья. Охватывает не большой, но полный драматизма, промежуток времени из истории нашей страны - годы перед Октябрьской революции. - прим. автора).

    Постепенно собирал материал, канву выстроил. А потом «заболел» темой. Спал по 2-4 часа в сутки. Никуда не выходил. Все дела бросил. Просыпался и писал, писал, писал... Самые интересные и трогающие фрагменты у меня как раз в этот период и получились».

   Кстати, пишет Батц до сих пор дедовским методом: ручкой или карандашом. В отличие от меня, компьютеров не признает. Скорее боится. Один товарищ хочет ему подарить. Но Генрих   считает традиционный метод надежнее. О живописи. Рисует он много, масляными красками на ДВП. В кладовке не один десяток картин стоит, брезентом накрытые.

   Что, не покупают, - спрашиваю,   не стесняясь.

   А я их и не продаю. Если кому какая работа приглянется - уступаю. Покупателей у меня не много. Темы не рыночные.   Рисую только то, что удивляет или ужасает. Природу, человеческое отношение к ней. Не могу предавать свои идеи ради куска хлеба.

   Не смотря на антикоммерческую направленность, картины у Генриха Батца просто замечательные. Для воплощения своих замыслов выбирает самые яркие краски. «Разбойничьи»,  называет он их. Желтая и красная листва, сочно-зеленая трава, бело-голубой снег и синее-синее небо. Поначалу кажется даже вызывающим и резким. Но потом... приходит ощущение чего-то непостижимого и прекрасного.  «Мы, художники, переборщить боимся. Предпочитаем приглушенные, пастельные тона. А жизнь расписана разными цветами». Здесь мы единодушны.

   Мой рассказ об очурском художнике и писателе в одном лице будет не полным, если я не опишу его творческую лабораторию. Это не комната в квартире, с большими окнами и удобной планировкой. Живет Генрих Генрихович в небольшом сельском доме. Творит - на крыше. Вернее - мансарде, которую выстроил сам. «Скворечник», - называет он любовно свой уголок, где может посидеть и подумать а уединении. Во главе угла, конечно, стол, собственноручно изготовленный, с удобными ящиками. Самодельная деревянная кровать, украшенная резьбой хозяина. На стенах картины, поделки, фотографии. Это Батц еще молодой, прилетел на вертолете в урочище к Лыковым. Здесь он в кругу семьи, а здесь с коллегами по перу. На небольшой книжной полке выстроились произведения известных авторов с дарственной надписью Генриху Батцу: Аставьева, Солнцева, Сартакова... Вот карта 58-года с затертыми обозначениями. Многих населенных пунктов давно уж нет. А карта сохранилась. Это - музыкальные инструменты, сразу несколько: две балалайки, гитара, аккордеон. До сих пор издают звуки. А где же мольберт? Где та удивительная подставка, на которой рождаются живописные творенья? Да вот она. У окна стоит. Простой стул со спинкой, перемазанный красками, и к нему прислонена незаконченная картина. Та самая -автопортрет. Почему автопортрет? Потому что выросли из старого пня молодые побеги, выросли и окрепли. И тучи над ними рассеиваются. Вновь ощущается жизни полнота.

Светлана ХОРОШИЛОВА

САЯНОГОРСК-ОЧУРЫ

Республика Хакасия

***

   Чтобы вынести на суд читателей свои мысли, необходимо иметь немалую смелость. Особенно если мысли эти сами по себе достаточно смелые, неординарные. Книга Генриха Батца «Торг Сивиллы» привлекает прежде всего своей неожиданностью, откровенностью, не боюсь повториться, смелостью. Порою кажется,  что это не мысли автора, а твои собственные мысли получили право на жизнь. С удивительной точностью Генрих Батц не использует слова для характеристики  людей, явлений, делает выводы. Я считаю, что эта книга из разряда жизненных, она не учит жить, но прочитав ее, невольно задумываешься о смысле жизни.

   Дальнейших творческих успехов автору.

С уважением, М.Н Кокова, 34 года, учительница

Выпускница ПУ - 1981 г. - читала книгу в б-це в 1997 г., в феврале 1998 г. - умерла

Поделиться в социальных сетях

Политика cookie

Этот сайт использует файлы cookie для хранения данных на вашем компьютере.

Вы согласны?