Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Новости "Литературного кейса"


В разделе "Электронная библиотека" открыт доступ к сборнику произведений "Саяногорск литературный" (2010 г.) и книге писателя-публициста Олеся Грека "Весенние ступени".

 Приглашаем к чтению!


 Уважаемые друзья! Представляем Вам новый раздел "Вестник литературного объединения "Стрежень", где Вы можете посмотреть или скачать электронные версии газет, выпускаемые ЛО "Стрежень".


 Литературный хронограф

Именинники месяца

 2 мая

 Байкалова В.Е.

 5 мая

 Стефаненко И.А.

  11 мая

 Подковенко О.Ю.

 Дмитриев Р.О.

 18 мая

 Позднякова О.В.

  30 мая

 Ивлева Е.А.

 2 июня

Волошанин С.К.

11 июня

Веселова Н.В.

15 июня 

Шурышева И.В.

Дроздов В.Н.

21 июня

Пырин Г.М.

24 июня

Мерзлякова О.В.

29 июня

Иванов Ю.А.

30 июня

Козловский Н.М.

Руль З.М.

Об авторе

Зори здесь тихие / Прощание / День Победы в тылу

 

Зори здесь тихие

По мотивам повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие…»

 

Карелия. Разбомбленный  разъезд  военный.

Девчата там – зенитчицы живут.

По вечерам они  попеременно

Дежурят и наводят там уют.

 

Начальником  единственный  мужчина

Сам старшина Федот Васков.  Он холостой.

Девчата весело, конечно без причины,

Подшучивали все над старшиной.

 

Учились воевать с охотой, жадно.

Приказы четко выполняли у него.

И ненавидели фашистов беспощадно –

У всех причины были для того.

 

Командовала отделеньем первым Рита.

Характер твердый, не привыкла отступать.

Она вдова и ее жизнь не всем открыта –

Среди девчат она единственная мать.

 

Был ранний час. Здесь зори тихие такие…

Росу сбивала Рита на бегу.

Сынишку навестив, бежала как на крыльях…

И видит немцев двух на берегу.

 

Бегом в разъезд! О немцах рассказала.

Приказ был отдан – отделение собрать.

А высшее начальство приказало –

«Не допустить к дороге немцев и убрать».

 

На то задание пошли с ней: Соня, Женя,

Галина, Лиза,  замыкающей – она.

Продуман четко был маршрут движенья…

А во главе отряда – старшина.

 

«Путь немцев только на гряду, -  другого нет там.

Пойдут вдоль озера, пытаясь обогнуть.

А мы наперерез – через болота.

Фашисты, ведь, не знают этот путь.»

 

Пришли к озерам, добирались трудно.

Все приготовились, ждут немцев, затаясь,

В удобном месте тихом и безлюдном.

Что им те двое – не ударят в грязь…

 

И, наконец, увидели…  но только

Не двое, а шестнадцать было их.

Шестнадцать подготовленных, жестоких,

Здоровых, сильных, вооруженных, злых…

 

Мгновенно было принято решенье –

«Покуда немец  три часа в обход идет,

Бежать назад в разъезд за подкрепленьем .

И Лиза, зная лес, в болоте путь найдет».

 

Ах, Лиза, Лиза… Как ты сильно торопилась.

Ведь знала лес ты лучше всех девчат –

Дно не прощупала, без палки оступилась…

Подмога не придет теперь в отряд

 

Пока подмоги нет, пришло решенье –

Выиграть время, да и надо лишь одно –

Ввести  отряд немецкий в заблужденье,

Пусть думают, что наших здесь полно.

 

И, словно лесорубы, стали ухать,

Бить по стволам, долбить, шуметь, кричать,

Перекликаться, жечь костры,  аукать.

Стал старшина валить деревья, вырубать.

 

И немцы не решились, испугались

И к озеру, таясь,  с гряды ушли.

А наш отряд, чтоб те не догадались,

Все на другое место перешли.

 

Забыл Федот кисет на старом месте.

Без табака мужчине  хуже нет.

Представив вдруг  себя на его месте,

Вернулась Соня, принести ему   кисет.

 

Бедняга Соня!  Так стихи любила…

Не знала, что погибнет здесь она.

Не поняла,  как будто удивилась…

Лишь только  вскрик услышал старшина.

 

За ней и Галка, что мечтающей осталась,

Не повзрослевшая в свои шестнадцать лет.-

Увидев Соню, закричала – испугалась.

И пулю в сердце получила вслед.

 

Федот отстреливаясь, пятясь, убегает,

Чтоб  от девчонок немцев увести.

И, подбежав к болоту, понимает –

Погибла Лиза. Подмоге не прийти.

 

Он ранен, возвращается к девчатам.

Готовятся принять последний бой.

Но ранят Риту – младшего сержанта.-

Побили немцев, жертвуя собой.

 

Федот под веткой Риту оставляет,

А та, заботиться о сыне попросив,

Лишь он ушел, в висок себе стреляет –

Пусть только выполнит приказ, пусть будет  жив!

 

Она любила маму и хотела,

Чтоб было мирно, чтоб сынок спокойно рос.

Она чудесной птицей улетела

В любимый лес и  лог, сырой от рос.

 

Осталась Рита под кустом в тиши безлюдной.

А Женя вышла в бой, - по немцам бьет!

Она отчаянна, смела и безрассудна,

Она отважна и, не веря в смерть, поет.

 

От немцев Женя не скрывалась, а стреляла

Пока патроны были.  Сколько их?

Стрелять умела и, конечно,  попадала

И, раненая, мстила за родных.

 

Красавицей-русалкой  верной долгу

Осталась Женя перед жизненным концом

В упор убили Женю… только долго

Потом смотрели  ей в  прекрасное лицо.

 

Федот  один среди беды и муки,

Наедине со смертью и тоской.

В полусознании берет себя он в руки

И отправляется к фашистам в смертный бой.

 

И с чувством, что за ним стоит Россия,

Как будто он единственный ей сын

За этот лес, озера голубые.

И защитит ее лишь он один.

 

Он вычислил то место, где ночуют

В лесной избушке все враги его.

И он идет туда и атакует,

Застав врасплох. И убивает одного.

 

Те без оружия спросонья растерялись –

Ведь не один же он!.. Так смел!.. на пятерых?

Под  дулом, сняв ремни,  друг друга повязали.

И взял  он  в плен один всех четверых.

 

Усталый, раненый, без сна, почти не видя

Он гнал тех пленных к нашим в гарнизон.

И только лишь когда своих увидел,

Упал и потерял сознанье он.

 

Он, старшина – винил себя, а не фашистов,

В том, что девчат не уберег. Слезу пролил:

«Как жить теперь, как оставаться чистым,

Когда девчат всех разом положил»?

 

Ведь испокон веков война – мужское дело.

А тут девчонки – им бы жить, да жить,

А не с винтовкой обращаться неумело.

Удел девчат – мужчин любить, детей растить…

 

Они зенитчицами молодыми были.

Все разные,  но  все  любили жизнь.

Они свой дом и этот лес любили

И всей душою ненавидели фашизм.

 

И, как умели,  за  страну сражались,

Приказ исполнив четко  для бойца.

Боялись, плакали, но все-таки держались,

Стояли твердо, насмерть до конца…

 

Они остались там,  в лесу тревожном,

Где им кукушка куковала долго жить.

Она врала.  И стало невозможным,

Не хватит «тихих зорь», чтоб их  забыть.

 

А вольный ветер, по лесу летая,

Заплачет на болоте как кулик

В тоске смертельной, словно ком глотая,

Как будто тонет человечий крик…

 

Погибли вы во имя нас – живущих,

Сражаясь так, как никогда, никто, нигде.

Погибли вы во имя дней грядущих,

Подобные негаснущей звезде.

 

Мы помним тех, кто сгинули до срока.

Сейчас легко им, мирно, без тревог…

Они живут в кустах ольхи, в осоке

И в тихих песнях кленов у дорог…

(март, 2015 г.)

 

Прощание

Она стояла долго на дороге,

Сквозь слезную смотрела пелену.

И сердце матери сгорало от тревоги –

Ведь проводила сына на войну.

 

Хоть разумом она и понимала,

Что должен  Родине и он свой долг отдать,

Но сердце правил никаких не признавало.

Как было страшно за него, поймет лишь мать.

 

Она твердила: «Только возвращайся,

Отца не дождалась, тебя дождусь»…

Он торопился и сказал, когда прощался:

«Не плачь.» И крикнул: «Мама, я вернусь!»

 

Проклятая война, во всем ты виновата.

Он мог бы строить, мог учить, растить сады…

Но навсегда останется солдатом,

Совсем еще мальчишкой молодым.

(апрель, 2015 г.)

 

 

День Победы в тылу

Войну я знала по рассказам мамы,

Ну и немного,  скупо, - от отца

Четыре года в жизни трудных самых.

Казалось, что не будет им конца.

 

Я помню, как рассказывала мама

О трудностях военного села:

Растили все, а брать нельзя ни грамма –

Ведь дисциплина фронтовой в тылу была.

 

С утра до ночи в поле без обеда

Работать женщины с подростками должны.

И знали  -  все для фронта, для Победы.

А сами были голодать обречены.

 

В тот день все, как обычно, в поле были.

И видят  - всадник скачет и кричит.

Все замерли, работу прекратили –

Боялись – не о добром известит.

 

И тут они услышали:  «Победа!!!»

«Фашист побит! Капитулирован Берлин!

И мужики, кто жив, домой приедут»

Тут все очнулись  словно, как один.

 

Что началось!  Все  плакали, смеялись,

Подпрыгивали с криками «Ура!»

От радости и горя обнимались  -

Плескалось счастье в людях через край.

 

Все,  почему-то бросили работу

И ринулись в деревню всей толпой

Откуда силы? Будто гнал их кто-то.

Бежали счастье разделить с семьей.

 

Все рядом – жизнь и смерть, и радости и беды.

Как жаль, что боль у многих не уйдет.

Зато у всех та радость от  Победы

Была безмерной,  -  кто испытывал, поймет.

 

С тех пор не знаю праздника дороже.

Хоть в трудностях тонули с головой.

Я родилась в сорок восьмом, тяжелом тоже,

А это значит, что отец пришел  живой!

(апрель, 2015 г.)

Поделиться в социальных сетях